Драгоценные камни в ювелирном деле. 

ювелирные украшения ручной работы 

Главная роль, которую играли, играют и будут играть драгоценные камни, — это украшения!

Однако в ювелирном деле камни не используются в свободном состо­янии— их вставляют в оправу из драгоценного металла— обычно золота, реже платины, менее дорогие камни оправляют также в серебро. Именно от оправы нередко зависит, как будет выглядеть драгоценный камень и станет ли укра­шенный им предмет утвари или ювелирное изделие предметом искусства. Так что оправить камень — это вовсе не значит только охватить его металлом или сплавом таким образом, чтобы он был прочно связан с ними.

Примерно за три тысячелетия до н. э. драгоценные камни стали использовать в художественном ремесле, но как украшения их применяли и еще раньше, но при этом камни просто просверливали насквозь и нанизывали на нитку. В своих перво­начальных оправах камни дошли до нас только в захоронениях среди предметов, извлекаемых археологами при раскопках гробниц, курганов, могильников. Юве­лирные же изделия исстари принято было переделывать в соответствии с меня­ющейся модой, оправа переплавлялась, камни перешлифовывались. В большинстве случаев оправы делаются из золота. Это драгоценный металл, на долю которого приходится всего лишь 0,002% массы земной коры. В весьма немногих местах известны его первичные концентрации (коренные месторожде­ния). Золото большей частью встречается в самородном виде как самостоятельный (свободный) элемент, не связанный с другими элементами. Очень часто золото высвобождается при выветривании из пород, в которых оно первоначально находи­лось, и благодаря этому накапливается во вторичных месторождениях — россыпях, откуда и добывается так называемое россыпное золото. Уже в Древнем Египте добыча золота представляла собой важную отрасль горного дела, римляне же внесли в нее решающие усовершенствования.

Золото легко обрабатывается. Это самый ковкий металл; его можно расплющить в листы толщиной всего 1/8000 мм и протянуть в тончайшие проволочные нити (из одного грамма золота получается «проволочка» длиной в 3000 м). Чистое золото (высокопробное — пробы 990 и выше) — слишком мягкий и легко деформиру­ющийся материал, поэтому оно сплавляется с серебром или медью; такие сплавы имеют более высокую твердость. При этом можно изменять и цветовой оттенок сплава: желтое золото получается с помощью значительной добавки серебра, крас­ное — меди и белое — палладия или никеля.

Когда говорят «14- или 18-каратное золото», это значит, что в сплаве содержится соответствующее количество золота. При этом чистое золото принимается за 1000 частей, или 24 карата, золото в 750 частей (3/4 X 24 = 18) называется 18-карат- ным, в 585 частей — 14-каратным, в 333 части (1/3 Х24 =8) — 8-каратным. Прежде золотых дел мастера сами готовили сплавы для своих изделий, теперь же они получают их со специальных фабрик в виде золотой проволоки или золотой жести. Повышенный спрос на ювелирные украшения повлек за собой серийное их производство, и золотых дел мастер часто получает в готовом виде отлитые или отштампованные ювелирные изделия или детали таких изделий. Ему остается лишь вставить камни, оправить их и отполировать готовое украшение. Однако дорогие изделия с ценными камнями еще и сегодня вырабатываются вруч­ную. На готовых ювелирных изделиях оттискивается проба, указывающая содер­жание драгоценного металла (750, 585 или 333).

К числу старейших видов оправ относится кастовая оправа («глухой каст»): камень, имеющий выпуклую верхнюю часть и плоский снизу, помещается в гнездо каста, ще удерживается вертикальными стенками последнего. Узкая золотая полоска — царга (ободок) плотно охватывает камень и припаивается к внутренней стороне каста. Порой завершением царги служит венчик из шариков, а иногда царги пере­ходят в оправы с накладными листочками. Для того чтобы улучшить цвет камней или повысить их сверкание, каст иногда выстилается металлической фольгой соот­ветствующей расцветки.

Более простой, но и более редкий вид оправы — сквозная дырчатая (ободковая, или царговая, и встроенная). В сквозных оправах камни вставляются в отверстие снизу. Нижняя часть камней выходит на изнаночную сторону опорной пластинки, сами же камни прочно удерживаются загнутыми вверх запрессованными и зачека- ненными краями стенок оправы.

Перегородчатые эмали и секционная вставка камней и стекол — техника, харак­терная для эпохи переселения народов. Ее принесли с собой готы, двигавшиеся в Европу с юго-востока, из степей северного Причерноморья через Дунай. Секции, или ячейки, обычно имеют здесь простую геометрическую форму— они могут быть треугольными, прямоугольными, квадратными, трапециевидными, круглыми, в виде кругового сегмента и т. д. и образованы перегородками, а в ячейки вреза­ются пришлифованные прозрачные камни, обычно гранаты.

В Европе искусство златокузнецов достигло особенно высокого уровня во времена поздних Каролингов, то есть в X в. На нем сказалось византийское влияние: оправы стали украшаться филигранью из тонкозерненой проволоки и композици­ями из накладных листьев. Драгоценные камни в изделиях поднимались на свето­проницаемые своды, так что над фоном, декорированным филигранью, возвыша­лись миниатюрные светящиеся «купола». Этот вид оправы— сводчатая оправа — из изящных витых колонок, увенчанных полуциркульной арочкой, ювелирное искусство переняло у архитектуры.

Помимо названных существует еще ажурная оправа, к которой золотых дел мастера многократно прибегали начиная с X в. Так, ларец с реликвиями Карла Великого (742—814), изготовленный между 860 и 870 гг., украшают сапфиры, расположенные в виде лучей вокруг античной геммы, которые укреплены в неглу­боких профилированных ажурных оправах (Париж, Медальерный кабинет Лувра). В крапановой оправе драгоценные камни удерживаются очень узкими захвата­ми — крапанами, так что камни хорошо видны и с боковой стороны. Подобно простой кастовой оправе, крапаны также бывают посажены на грибообразные «ножки», чтобы приподнять камни над основанием. Крапановую оправу иногда комбинировали (и комбинируют) с кастовой.

Из истории культуры драгоценного камня в ювелирном искусстве. История развития ювелирного искусства и тесно с ним связанной культуры драгоценных камней как ювелирных украшений насчитывает около пяти тысячелетий. О самых ранних ее этапах сохранились лишь весьма скудные сведения, так как археологи­ческих находок, относящихся к тем временам, крайне мало. В Каирском музее (Египет) хранятся браслеты, извлеченные из гробницы фараона Джосера (Аби­дос), принадлежавшего к I династии (3200—2800 гг. до н. э.). К культуре Древнего Египта и Древнего Востока примыкает античная культура Греции и Рима. Далее следует средневековая культура кельтов, франков и германцев, в развитии которой выделяются несколько стадий: эпоха Каролингов, эпоха Оттона I и саксонской династии, романская и готическая эпохи. На смену средним векам приходит эпоха Возрождения, а пышность времен абсолютизма (эпохи барокко и рококо) сменяется современной культурой XIX и XX вв.

В египетских инкрустациях XII—XVII династий (2000—1700 гг. дон. э.)использовались главным образом красный карнеол, синий лазурит (ляпис-лазурь), бирюза и амазонит, а также цветное стекло. Гробницы царей древнего Ура позволяют судить об искусстве златокузнецов Шумера, которое достигло высшего расцвета в сере­дине III тысячелетия до н. э. и явно опиралось на давнюю традицию обработки лазурита, красного известняка и перламутра.

От египтян искусство инкрустации переняли греки. Они украшали драгоценными камнями свои статуи, покрытые пластинами золота и слоновой костью, вставляли эти камни в глазницы скульптурных изображений богов античного пантеона. Искусство этрусков отличалось тонкостью выполнения ювелирных изделий в тех­нике зерни и филиграни.

Высокая культура драгоценного камня и ювелирного дела расцвела во времена императорского Рима, когда была понята не только эстетическая, но и прежде всего материальная ценность драгоценных камней. С концом Римской империи погибли и ее богатства. В истории ювелирного искусства началась новая эпоха. Вместо бытовых украшений богатых частных лиц на первый план выдвигается культовая утварь, регалии, оружие и облачения светских владык и высшего духо­венства. У кельтов и германцев культово-религиозные, равно как и бытовые ювелирные изделия были усыпаны жемчугом и драгоценными камнями. Особенно высоко ценились пряжки и застежки, которые нередко носили и мужчины, дабы удостоверить свое богатство и привилегированное социальное положение. Юве­лирные украшения становятся символом высокого положения в обществе, отсюда изобилие драгоценных камней на шлемах, рукоятках и ножнах мечей, ремнях, щитах, латах и конской сбруе.

Самым красивым бытовым ювелирным изделием послеантичного времени счита­ется так называемый убор Гизелы (дочери короля франков Карла III. — Перев.), относящийся к X в. Он включает большое нагрудное украшение, в котором тонкие золотые цепочки связывают между собой римские геммы и камеи, жемчужины и изумруды и аквамарины, а кроме того — шейное украшение из топазов и грана­товые серьги с подвесками. Этот убор, хранившийся в Берлине, во время второй мировой войны был утерян. От него сохранилась лишь фибула — пряжка в форме орла, которой скреплялись полы одежды, украшенная сапфирами и другими само­цветами, а также жемчугом в золотой филигранной оправе с эмалью. Броши, аграфы, пряжки, головные обручи, цепи и обручальные кольца служили украшениями знати.

С наступлением эпохи Ренессанса драгоценные камни получили еще более широкое распространение, чему способствовали повсеместное пробуждение инте­реса к естествознанию и происходившие в обществе социальные сдвиги. Были открыты новые месторождения драгоценных камней в Южной Америке. Подра­жая дворянству, богатые горожане украшали себя и своих жей искусно оправлен­ными драгоценными камнями, и картины той эпохи свидетельствуют о беспреце­дентной любви к ювелирным украшениям, процветавшей во всех странах и сосло­виях — как среди знати, так и среди горожан.

Сапфир, рубин и изумруд относили к камням первого порядка. Высоко ценились также гранат и берилл, тогда как интерес к алмазу появился довольно поздно. Правда, уже Плиний в самом начале нашей эры поставил его впереди других драгоценных камней, но все же вплоть до изобретения огранки лишь королевские дворы Англии и Франции сравнительно часто отдавали алмазы в оправку. В прежние века было принято и мужчинам носить пышные гарнитуры из драгоцен­ностей. Так, принадлежностями «испанского костюма» являлись роскошная широ­кая нагрудная цепь и тяжелый кулон, а также браслеты, пуговицы, запонки, шнурки и поясные цепи. Шляпу обвивала лента, украшенная драгоценными 106 камнями, или сверкающий драгоценностями аграф (для этого форма высокого цилиндра предоставляла достаточно места). Камни украшали каждую деталь туале­та, вплоть до пудрениц, табакерок и вееров.

Вслед за испанским в моду вошел французский костюм. Платья с большим декольте вызвали интерес к жемчугам, глубокие вырезы украшали брошью, к корсажу было принято прикалывать крупный аграф, в прическу вставлялся эгрет, рукава закалывались маленькими аграфами. Спросом пользуются уже не отдель­ные предметы украшений, а большие ювелирные гарнитуры— «парюры», в которых все предметы составляли единое целое благодаря тому, что они были сделаны из одинаковых камней, вставленных в однотипные по своему рисунку, стилю и манере исполнения оправы.

В эпоху барокко впервые начинает оказывать определяющее влияние на моду алмаз. И еще одно важное изменение в моде: если до сих пор и мужчины, и женщины по части ювелирных украшений выступали на равных, то теперь центр тяжести перемещается на женский костюм, хотя и мужчине все еще предоставля­ются богатые возможности украшать себя пряжками на обуви, аграфами на шляпах, часами, брелками, аксельбантами, пуговицами и запонками, усыпанными камнями.

Великая французская революция упразднила правила, регламентировавшие сословные различия в одежде. Реставрация империи вызывает к жизни новый стиль архитектуры, живописи, костюма — классицизм. Классицизм заново открыл камею (в большинстве своем выполненную по античным образцам). Ожерелья, браслеты, пояса, кольца, броши и диадемы служат отныне принадлежностью придворного туалета, входят в состав ювелирного гарнитура— «парюры». В XIX в. оправы стали изготовлять не только из золота, но и из платины. Ювелирные украшения, за исключением часов, перстня и набалдашника трости, делаются с этого времени исключительной прерогативой дам. Отныне грудь мужчины могут украшать лишь ордена.

Не только в Европе, но и во всем мире люди стараются самыми разными способами украсить свою внешность. Превосходным примером многообразного применения драгоценных камней могут служить драгоценности иранской короны, описанные в 1969 г. Мином и Ташингемом.

КОЛЛЕКЦИИ И СОКРОВИЩНИЦЫ.

Коллекционирование драгоценных камней и ювелирных изделий давно уже стало страстным увлечением многих. Кунсткамеры, кабинеты редкостей, сокровищницы духовных и всякого рода владетельных особ обнаруживают, с какой страстью в великосветском обществе предавались собиранию драгоценных камней, золотых и серебряных изделий, а также всевозможных диковинок. Невозможно перечислить всех фанатиков-коллекционеров, не останавливавшихся ни перед какими расхода­ми, пускавшихся на любые интриги — лишь бы завладеть ценными или отсутству­ющими в их собраниях экземплярами. Обо всем этом с захватывающим интересом рассказал в своей книге Г. Вин (см. список литературы).

Вместе с тем в коллекциях и сокровищницах необработанные и свободные (без оправ) ограненные камни, равно как и ювелирные изделия, часто содержатся в совершенно несистематизированном ввде.

Существует, конечно, также множество собраний и музеев, в которых материал подвергается строгой научной обработке и систематизации. В коллекциях обычно бывают представлены «сырые» драгоценные камни, которые и вообще преобла­дают в большинстве музеев, тогда как в некоторых из них основную массу составляют ограненные и шлифованные камни; в сокровищницах главную роль играют камни в оправах.

Первыми собраниями драгоценностей правомерно считать гробницы Египта, Ура и других государств Древнего Востока. Сведения о греческих сокровищницах приводит в своем сочинении «Описание Эллады» Павзаний (117—180) — историк, географ и исследователь, совершивший далекие путешествия.

Римский писатель Плиний (23—79) называет несколько собраний, имевшихся в то время в Риме.

Находки при археологических раскопках на территории Испании, обоих германских государств, Венгрии и других европейских стран свидетельствуют о существовании собраний драгоценностей в античное и раннехристианское время.

Сведения из эпохи средневековья более обширны: хроники, описания путеше­ствий, а подчас и объемистые инвентарные описи говорят о церковных сокровищ­ницах, составленных из богатых вкладов светских особ, стремившихся таким образом обеспечить себе «вечное блаженство». По большим праздникам эти сокровища показывали народу, который дивился их великолепию. Тавернье сообщает о сокровищницах Востока. Восточные сказки, например «Сказки тысячи и одной ночи», повествуют о бесчисленных богатствах, собранных в сокровищницах властителей средневекового Востока и отчасти еще и доныне пребывающих там.

Сокровища ацтеков и инков были перевезены в Испанию. Генеральный директор Национального музея в Нюрнберге (ФРГ) Э. Штейнгребер посвятил специальную книгу описанию светских сокровищниц Европы (см. список литературы). Такое же описание он собирается выполнить и для церковных сокровищниц. Правда, во введении к своей книге он отмечает, что часто бывает очень трудно разграничить церковные и светские сокровищницы, поскольку в Священной Римской империи понятия «церковь»» (Ecclesia) и «империя» (Imperium) составляли неразрывное целое. Однако если положить в основу такого разделения местонахождения сокро­вищниц, то его все же удается провести, причем оно еще резче подчеркивается той социальной сферой, которой было доступно лицезрение этих богатств. Так, князья, естественно, весьма опасались показывать принадлежащие им богатства своим подданным, и потому аристократические сокровищницы тщательно скрывались от чужих глаз. С церковными же кладовыми дело обстояло иначе: как храмовые сокровища античных времен, так и сокровищницы христианской церкви принадле­жат не отдельным лицам, а религиозной общине. Поэтому по случаю праздников их демонстрируют верующим.

Церковные сокровищницы. Церковные сокровищницы континентальной Европы были опустошены или утратили значительную долю своих богатств отчасти уже во время Тридцатилетней войны, а затем в ходе наполеоновских войн. В Британии и Ирландии это произошло в годы правления Генриха VIII и Английской респу­блики (1646—1660). Крупнейшими немецкими сокровищницами были собрания Ахена, Кельна и Майнца. Особенно выделялась сокровищница Майнца, ще нахо­дилась так называемая святыня Галле, которая состояла из многих сотен реликва- риев (ларцов для хранений реликвий), инкрустированных драгоценными камнями. Они были собраны для монастыря в Галле, основанного кардиналом Альбрех­том в 1520 г., и попали в Майнц после того, как Альбрехт стал майнцским курфюр­стом.

В настоящее время в ФРГ следует упомянуть сокровищницы кафедральных собо­ров Кельна, Трира, Лимбурга, Бамберга и Аугсбурга, а также монастырей Ахена и Эссена, клад Гвельфов в Брауншвейге и др. Однако в них, как и в соборах Вены 108 и Праги, сохранилась лишь небольшая часть прежних богатств.

Во Франции достойна внимания сокровищница монастыря Сен-Дени, находящаяся в церкви, где хоронили французских королей; здесь хранились также корона­ционные регалии. Наряду с Сен-Дени можно назвать собор Сент-Шапель в Париже. В нем также были собраны богатые церковные сокровища, остатки которых теперь можно увидеть частично в выставочных залах Национальной библиотеки (Париж), а частично в Галерее Аполлона в Лувре (совместно со свет­скими драгоценностями).

В Италии самой богатой сокровищницей, безусловно, является капелла в г. Лорето, наряду с ней следует упомянуть собор св. Марка, а также папские сокровища, хранящиеся в замке Сант-Анджело и в Ватикане (Рим).

Светские сокровищницы. Из светских немецких сокровищниц можно похвастаться только двумя, а именно собраниями драгоценностей в Архиепископском дворце в Мюнхене (ФРГ) и в «Зеленых сводах» в Дрездене (ГДР). На это есть свои причины: некогда только баварский и саксонский дворы могли соперничать по роскоши с другими иностранными княжескими дворами.

Мюнхенская сокровищница была основана 19 марта 1565 г. герцогом Альбрехтом Баварским и его женой Марией-Анной из рода Габсбургов.

В Дрездене до 1588 г. все драгоценности хранились в кунсткамере, а в 1612 г. их перенесли в так называемые «Зеленые своды». Особенно пополнил эту сокровищ­ницу саксонский курфюрст Август Сильный (1670—1733) при содействии высоко­одаренного придворного ювелирных дел мастера Иоганна Мельхиора Динглинге- ра. Сегодня здесь расположен Музей художественной промышленности, где можно увидеть, в частности, один из самых известных исторических алмазов — «Зеленый Дрезденец».

К числу наиболее фанатичных собирателей, деятельность которых протекала к северу от Альп, можно отнести дом Габсбургов. В своем увлечении коллекциони­рованием драгоценностей представители этого рода подражали бургундскому дво­ру. Габсбурги унаследовали бургундские драгоценности после смерти Карла Сме­лого в 1476 г., когда дочь последнего Мария вышла замуж за будущего императора Максимилиана и принесла с собой богатое приданое.

Наиболее известным австрийским коллекционером был тирольский эрцгерцог Фердинанд, его сокровища находились в замке Амбрас возле Инсбрука. После смерти Фердинанда большая часть этих драгоценностей, так же как и Пражская коллекция Рудольфа II (1552—1612) и драгоценности, собранные домом Медичи во Флоренции, попали в Вену. Венская светская сокровищница еще и сегодня — одна из наиболее интересных в Европе.

В Дании в замке Розенберг находится датская королевская сокровищница, осно­ванная в начале XVII в. королем Христианом IV. К этому же времени относится создание сокровищницы шведской короны. Ее основу заложил король Густав II Адольф и весьма расширила королева Христина, превратившая Стокгольм в один из крупнейших европейских культурных центров.

Одной из самых богатых и обширных мировых сокровищниц является Государ­ственная Оружейная палата в Московском Кремле. Наиболее старинные ее экспо­наты датируются XIV в.; они были упомянуты в последних волеизъявлениях Ивана Калиты (1328—1340) и Дмитрия Донского (1362—1389). К концу XV в. великокня­жеские сокровища так возросли, что в правление Ивана III потребовалось сооружение для них специального помещения (1484—1485). Сам Иван II (1462—1505), а также Иван IV Грозный (1533—1584) значительно приумножили эти богатства.

Оружейная палата впервые упоминается в хронике за 1547 г. Ее сокровища хорошо описаны в упомянутой книге Э. Штайнгребера. В этой сокровищнице есть чем восхищаться: там находятся оба исторических алмаза— «Орлов» и «Шах», великолепнейшие короны, более двадцати роскошных тронов, диадемы, аграфы и ряд других ювелирных украшений.

Парижский Лувр является одним из крупнейших и самых универсальных музеев мира. Наряду с уникальными произведениями искусства здесь сосредоточены и редкостные коллекции драгоценностей, правда, несколько разнородные. Их объ­единяет лишь связь всех этих предметов с выдающимися событиями французской истории. В Лувре в Галерее Аполлона в настоящее время находятся части собраний монастыря Сен-Дени и собора Сент-Шапель, а также бывшие сокровища французской короны. Наиболее известной из представленных здесь драгоценно­стей является исторический алмаз «Регент».

В Испании в знаменитом мадридском музее Прадо бесценные шедевры живописи заслоняют порой от глаз посетителя собрания представленных здесь драгоценных камней и ювелирных украшений. Между тем в пяти из его витрин выставлен так называемый «Клад дофина», который, если бы он не перенес многие опустошения и войны, следовало бы считать одним из важнейших в мире как в историческом, так и в материальном отношении. (Под титулом «дофин» обычно понимают француз­ского кронпринца, а в данном случае— Великого дофина Людовика Бурбона, внука Людовика XIV, который умер в 1711 г.)

Ценность сокровищ португальской короны не поддавалась исчислению; неболь­шую их часть можно видеть и сегодня во дворце Ажуда в Лиссабоне. Сокровища британской короны хранятся в Лондоне, в замке Тауэр — старинной резиденции английских королей. В свое время по приказу Оливера Кромвеля (1599—1658) после отсечения головы Карлу I (1600—1649) все королевские регалии (инсигнии) как символы тирании были уничтожены. Этим объясняется отсутствие здесь, к сожалению, изделий более ранних эпох. Наибольшую ценность в собрании, бесспорно, представляют девять корон и диадема. Среди них выделя­ется корона, которая была изготовлена к коронации Карла II (1630—1685), — так называемая «корона св. Эдуарда». По имеющимся сведениям, она точно воспроиз­водит самую знаменитую из английских корон — корону Эдуарда Исповедника. Так же как и Британская имперская корона, корона св. Эдуарда и до настоящего времени еще используется при короновании на английский престол. Британская имперская корона содержит наряду с 34 самоцветами также 277 жемчужин и не менее 300 алмазов. В корону, сделанную в 1911 г. при провозглашении Герцога V императором Индии, вставлено 6170 алмазов. Наиболее знамени­тыми историческими алмазами английской короны являются «Кохинор» и камни, изготовленные из «Куллинана».

В Италии наиболее интересным собранием драгоценностей, безусловно, является сокровищница Медичи во Флоренции, она одна из лучших в мире. Знаменитый род Медичи не только принадлежал к наиболее состоятельным людям своего времени (многие представители этого семейства были банкирами), но его представители были и весьма просвещенными меценатами, законодателями моды и вкуса, их сокровищница отличается исключительно высоким художественным уровнем собранных предметов. Большая часть ее сокровищ в свое время перешла по наследству в Вену.

Из восточных сокровищниц следует назвать драгоценности иранской короны, которые находятся в Тегеране, сокровища индийских магарадж, собрание музея Топкапи, размещенное в старинном здании сераля в Стамбуле (Турция) и др.

Коллекции и музеи. Наряду с церковными и светскими сокровищницами значи­тельный интерес в мире драгоценных камней представляют также систематиче­ские коллекции научного характера.

В ФРГ к такого рода коллекциям относятся собрания минералогических институтов при Боннском, Гейдельбергском и Мюнстерском университетах; в Австрии — коллекция Венского музея естественной истории, в Швейцарии — коллекция Высшего технического училища Швейцарской конфедерации в Цюрихе; во Фран­ции — коллекции Горного училища и музея при Ботаническом саде в Париже; в Англии — коллекции Британского музея естественной истории, Геологического музея и Галереи драгоценностей в Музее королевы Виктории и принца Альберта в Лондоне; в Нидерландах — коллекция Государственного музея; в США — коллекция Музея естественной истории в Нью-Йорке и Смитсоновского института в Вашингтоне, а также Гарвардского университета и Кембриджа; в Бразилии — коллекции Горной академии и Ору-Прету, Факультета наук и искусств. 

 

 


Корзина  

(пустая)

Новые товары

В данный момент новых товаров нет