Из истории культуры камня.

  История использования цветного камня человеком уходит в глубину тысячелетий. На стоянках неолита рядом с камен­ными орудиями груда и охоты археологи находят примитивные украшения из цветной гальки, прозрачных кристаллов горного хрусталя и раковин. Естественно, что наши далекие предки не могли не обратить внимание на окатанные водой блестящие камешки в ручье, в пляжной россыпи горной реки или на берегу моря. Может быть, оптические, электрические или магнитные свойства некоторых камней породили веру в их сверхъестественную силу. Не исключено, что одни из первых изделий из цветного камня, рассматриваемые нами сейчас как украшения, на самом деле являлись предметами языческого поклонения, служили талисманами.

история камней самоцветов

История культуры самоцветов как ювелирных украшений насчитывает, как считалось долгое время, около пяти тыся­челетий, но, оказывается, она значительно древнее. Так, по данным Э. Фракей, первые изделия из янтаря, найденные при археологических раскопках, относятся к мезолиту (12 000 - 4000 гг. до н. э.). Об одном из таких изделий подвеске с примитивным изображением фигурок людей и геометричес­ким рисунком она пишет: «Возраст этого изделия вызывает благоговейный страх». Известный индийский минералог Рао Бохадур сообщает, что, судя по археологическим находкам, в Индии и Бирме мужчины и женщины не только носили различного рода украшения из камня, но и украшали камнями оружие и бытовые предметы еще 7,5 - 10 тыс. лет назад. Это были местные камни - халцедоны, агаты, нефрит. Изумруды в обиходе древних народов Индии появились за 2000 лет до н.э., сапфиры и рубины из россыпей на Цейлоне - за 600 лет до н.э., алмазы в Индии за 1000 - 500 лет до н.э.

Все эти камни и золото извлекали из россыпей, а бирюзу на Синайском полуострове 3400 лет до н. э. добывали в руднике древнейшем из известных. Находки изделий из лазурита, гранатов, аметиста, амазонита, изумруда и других камней в захоронениях на территории современного Египта датируются неолитом. В настоящее время точно установлено, что изумруды добывались в горах на западном берегу Красного моря почти за 2000 лет до н. э. Это знаменитые копи царицы Клеопатры. Среди древнеегипетских изделий, хранящих­ся в Каирском музее, поражают совершенством исполнения браслеты из гробницы фараона Джосера (3200 - 2800 гг. до н. э.). С культурами древнего Египта и Востока тесно связаны античные культуры Греции и Рима. Преемственность прослеживается и в камнерезных изделиях. По свидетельству Плиния, и скульптурном автопортрете известного мастера того времени I сидора Самосского (архитектора, скульптора, резчика по камню) присутствует крошечная деталь — «четырехконная ко­лесница», которая «вся умещалась под крылышками насекомого». Как считают современные исследователи, этот шидевр микротехники скарабей каменная печать на подви­жном кольце, обычная для VII в. до н. э. форма, заимствованная на Востоке.

Истоки искусства резьбы на цветных камнях теряются в глубине веков. Достаточно высоко глиптика была развита на Востоке и в Эгейском регионе уже в IV- III тясячелетиях до н. э. Вероятно, это одно из древнейших ремесел, известных человеку. Сначала на поверхности камней вырезали определен­ные знаки и фигуры по-видимому, символы, усиливающие свойства камня-талисмана. Видимо, они и были  геммами. Гемма в переводе с латинского означает  драгоценный камень». В Древнем Риме геммами одно время на (ывали только прозрачные резные камни.

 Геммы — это также  непросвечивающие с выпуклым (камея) или углубленным (анталья) художественным изображением. Позднее геммы стали использоваться как личные печати владельцев. Вырезали геммы на самых различных камнях: горном хрустале, аметисте, аквамарине, изумруде, гиацинте, гранате, лазурите, стеатите, иматите. Однако наиболее широко использовались разнообразные разновидности халцедона (оникс, сардоникс, агат, сердолик) и яшмы (зеленая и красная). Сюжеты, изображенные па геммах,— самые разнообразные: мифологические, анималические, жанровые (единичные портретные изображения). Это объясняется тем, что в Элладе архаического и классического периодов действовали религиозные запреты, считалось кощунством помещать портрет смертного человека, когда веками н юбражались лишь божества. Стал уже хрестоматийным пример процесса над знаменитым скульптором Фидием, обвиненным в святотатстве за то, что он изобразил себя и Перикла на щите Афины. Первым нарушил многовековые  традиции Александр Македонский, приказавший изобразить на лицевой стороне монеты вместо божества свой портрет.

История культуры камня, как и культуры вообще, не раз испытывала взлеты и падения, подъем и упадок, при этом какая-то ее часть безвозвратно утрачивалась, что-то возрождалось, появлялось новое.

Как считают современные исследователи , наиболее древней является глиптика эгейской цивилизации Греции (эпоха бронзы). Позже появились «островные» архаические геммы,  классические. Особое место занимает этрусская культура. I е изучение затруднено тем, что не разгадан язык этрусков. Долгое время, учитывая влияние греков-эмигрантов в Этрурии, ■ ттали, что этруски копируют греков. Только в XX в. стала ясной самобытность этрусского камнерезного искусства и одна из его характерных черт, по выражению искусствоведов, «дух антиклассики». Многие произведения, ранее приписываемые эллинам и грекам-ионийцам, сейчас относят к творчеству этрусских мастеров «понтийские», «церетанские», «халкидские» вазы и «ионийские» перстни. Итак, геммы служили печатями, талисманами, украшениями. Позднее их коллекци­онировали. Камни хранились в специальных ящичках, имеющих собственное название дактилиотека (от греч. «дактилиос» перстень). Знаменитыми коллекционерами гемм были Юлий Цезарь, Цильний Меценат (потомок древнего этрусского рода), Поликрат (правитель Самоса), Митридат Евпатор (понтийский царь) и др.

В период расцвета культуры драгоценного камня в древнем Риме была осознана не только их эстетическая, но и прежде всего материальная ценность. «Коль не усыпан камнями слыть не надейся богатым!» строка из поэмы римского поэта Манилия (I в.). Благодаря Плинию до наших дней дошла история римского сенатора Нонния, предночевшего изгнание потере геммы: могущественному триумвиру Марку Антонию понравилась гемма Нонния, но владелец не хогел ни за что ее отдавать. Плиний пишет: «Необычна жестокость и страсть к роскоши у Ангония, проскрибировавшего (изгна­вшего) из-за геммы, но не менее необычно упорство Нонния, увлеченного причиной своей проскрипции». Огромные собрания гемм, переданные в дар римским храмам, а также хранившихся во дворцах, стали одним из основных источников образования современных коллекций глиптики. Одной из самых прослав­ленных гемм в коллекции Лоренцо Медичи была гемма «Чаша Фарнезе» из сокровищ Птолемеев, ныне хранящаяся в Неаполе. Она прошла долгий и далекий путь, побывав за это время в Самарканде и Риме. Какая-то часть гемм сохранилась в различных частях света, благодаря тому, чго нередко императоры и магнаты дарили ценнейшие геммы своим союзникам. Например, в Босноре оказался золотой перстень с портретом императора Клавдия работы римского резчика Скилакса. В Грузию попали геммы с портретами императоров Люция Вера (найдена в Цихисдзири в 1907 г.) и Каракаллы (найдена в 1964 г. в Урбниси). Гемма (фибула-медальон) с изображением Дианы (Г в. до н. э.) найдена в одном из сарматских захоронений кургане на Таманском полуострове.

Нельзя не упомянуть еще один эпизод из истории глиптики. Известны многочисленные случаи переработки сюжетов древних гемм в последующие времена, особенно с момента установ­ления христианства как государственной религии. Религиозная нетерпимость привела к разрушению монументальных памят­ников языческой культуры, уничтожению скульптур, картин. Маленькие же геммы, часто в драгоценных оправах, тщательно охранялись, что отчасти сохранило их. С возвышением новой религии церковь стала нуждаться в реликвиях и украшениях, подчеркивающих ее могущество и обозначающих ее внутрен­нюю иерархию. С этого времени античные геммы начали (ною новую жизнь, нередко подвергаясь переделке. Так, крылатая богиня Победы с пальмовой ветвью и амуры становились ангелами и т. п. Не обходилось при этом без курьезов. Например, реликварий святого Дени увенчивала, изображающая скандально известную распутную Юлию, дочь императора Тита. Иногда античные геммы снабжали поясняющими надписями; чеканную икону из Меджврисхеви (Грузия) украшает камея с изображением царицы в вырезанная же рядом надпись свидетельствует о том, но это Богоматерь.

Камеи, как и многие другие произведения античного искусства, вдохновляли художников Ренессанса. Почва Италии и буквальном и переносном смысле оказалась благодатной для этого. Один из первых коллекционеров эпохи Возрождения Франческо Петрарка (XIV в.) писал, что к нему часто при­ходили крестьяне, принося найденные в виноградниках древние монеты. Об этом же рассказывает в своей «Автоби­ографии» Бенвенуго Челлини: «Копая землю, они находили старинные медали, агаты, сердолики, камеи и дра­гоценные камни...»

До наших дней сохранились имена великих мастеров античного мира— Эпимен (VI в. до н. э.), Дексамен Хиосец (V в. до н. э.), Пирготель, Аполлонид, Аспазия, Кронид, Афенион (II в. до н. э.), Диоскорид и др.

Уникальная коллекция античных гемм имеется в Государ­ственном Эрмитаже в Ленинграде: «Геракл и гидра» (VI в. до н. э.), «Атлет с гантелями» (V в. до н. э.), «Атлет с оружием» (IV в. до н. э.), историческая «Камея Гонзага» (III в. до н. э.) и др. В Берлине хранятся гемма «Портрет Помпея» (сердолик) и великолепная камея «Геркулес, вяжущий трехзевого Цербера», о которой, по свидетельству Бенвенуто Челлини, великий Микеланджело сказал, что «никогда не видел ничего изуми­тельнее».

Искусство древних резчиков по камню достигало высокого мастерства. Известно, что они пользовались станками, в ко­торых вращение резцов осуществлялось ножной педалью с приводом. Абразивами служили «накосский камень» ко­рунд, измельченный алмаз («алмазная пыль»). В качестве полировального материала использовали толченые раковины.

Предполагается, что станки с достаточно большой скоро­стью вращения резца уже существовали в III II тысячелетиях до н. э. При этом применялись металлические, обсидиановые и алмазные резцы. Сведения о технике камнерезания, приво­димые древними писателями, подтверждены данными архе­ологических исследований. Уже в наше время найдены остатки мастерских резчиков на Крите и в Помнеях. Техника эгейских мастеров была забыта. В VI в. до н. э., как свидетельствуют древние авторы, камнерезный станок был открыт вновь мастерами Ройком и Теодором Самосским. Тяжелый и кропот­ливый труд резчиков по камню вознаградился прекрасной сохранностью гемм маленьких памятников большого искус­ства древности, переживших тысячелетия и дошедших до наших дней.

Ювелирное искусство шумеров достигло расцвета в середине III тысячелетия до н. э. К этому времени они уже имели давнюю традицию обработки лазурита, красного известняка и перламутра, о чем позволяют судить гробницы царей древнего Ура. Древние египтяне (2000 - 1700 гг. до н. э.) прекрасно владели техникой инкрустации, используя, главным образом, корнеол, лазурит, бирюзу, амазонит. Искусство инкрустации от египтян переняли греки, украшавшие драгоцен­ными камнями статуи.

Древним искусством является и мозаика. Ее образец большая римская мозаика III в. до н. э. из смальт и цветного камня, украшавшая некогда пол римских бань, хранится в Эрмитаже. Эта мозаика иллюстрирует сюжет греческого мифа о спутнике Одиссея юноше Геласе, увлеченном во время стоянки корабля нимфами на дно.

Своеобразный тип прекрасных мозаик, изображающих ац­теков, был обнаружен в древнемексиканских гробницах и ка­пищах. Мозаика составлена из пластинок разнообразных форм, материалом для которых послужили бирюза, перламутр, малахит, кремень, обсидиан, кораллы, жемчуг, берилл, изумруд и др. Особенно часто и в больших количествах использовалась голубая и зеленая бирюза различных тонов.

С концом Римской империи в значительной степени была утрачена прежняя культура камня. Новая эпоха знаменуется использованием камней в культовой утвари, церковных регали­ях, облачении высшего духовенства и светских властителей. Самым красивым из известных в послеантичное время счита­ется «Убор Гизеллы», дочери короля франков Карла III (X в.). Убор состоял из нагрудного украшения (римских гемм, жемчужин, изумрудов и аквамаринов, соединенных тонкими золотыми цепочками), шейного украшения из топазов, гра­натовых серег с подвесками и фибулы (пряжка в форме орла, скрепляющая полы одежды) с сапфирами, жемчугом и другими камнями. Убор хранился в Берлине и во время второй мировой войны был, за исключением фибулы, утерян.

Большое распространение получили камни в эпоху Ренес­санса. Значительные социальные изменения позволили рас­ширить круг людей, могущих позволить себе иметь украшения с камнями. Это были не только придворная знать, но и менее знатное дворянство, богатые горожане. Особенно высоко в то время ценились сапфир, рубин и изумруд. К дорогим камням относились гранат и берилл. Алмаз не завоевал еще любви 26 модников и вплоть до изобретения огранки его оправляли н драгоценные металлы только по заказам французского и английского дворов. В те времена украшали себя ювелирными п (делиями в равной степени и мужчины и женщины. Мужчины носили роскошные гарнитуры (толстые нагрудные и поясные пени, кулоны, перстни, браслеты, запонки), а также пуговицы п пряжки с драгоценными камнями, в том числе и на обуви. Драгоценностями украшали не только детали туалета, но н веера, пудреницы, табакерки, оружие. У женщин были модны броши, диадемы, эгреты, к корсажу прикалывался аграф.

В эпоху Ренессанса возродилось искусство глиптики благодаря талантливому итальянскому мастеру Иоанну Бернарди (середина XVI в.), произведения которого по художественному вкусу и качеству исполнения не уступали ангичным геммам. Бернарди в Италии был Доминико де Камеи, во Франции Кольдоре. Их современник знаменитый худож­ник Бенвенуто Челлини- создал прекрасные ювелирные изделия с камнями, часть которых сохранилась до наших дней п находится сейчас в крупнейших музеях мира. Эпоха Возрождения оставила нам великолепные изделия (вазы, сосуды из яшм, горного хрусталя, халцедона и других камней с разнообразными резными рисунками). Особенно в этом виде искусства преуспели миланские мастера. Тогда же широкое распространение получила мозаика, для которой использовались яшма, агат, малахит, лазурит, нефрит, аметист, мрамор. Прекрасные мозаичные столешницы делали в Милане и Фло­ренции. Образцы этих художественных изделий хранятся во многих музеях мира. Разнообразна и богата средневековая мозаика Италии, Византии и Древней Руси. Забытое с XII в. искусство мозаики в России было возрождено только в XVIII в. М. В. Ломоносовым. Среди итальянских мастеров мозаики выделялись Джакомо Рафаэлли, удачно использовавший как римскую, так и флорентийскую технику, и Микеланджело Барбари, один из известнейших мастеров мозаичного искусства. Иго творчество оказало большое влияние на развитие мозаики в прикладном искусстве Европы XIX в., в том числе в России.

Мастера Флоренции первыми стали использовать естествен­ный рисунок камня, тонко, незаметно корректируя его для получения законченной картины пластинками того же или другого вида камня. Пластинки настолько тщательно подго­нялись друг к другу, что место их соприкосновения незаметно невооруженным глазом. Размер и форма пластин в различных работах разная, но они всегда расположены строго в одной плоскости. Художественный эффект флорентийской мозаики обусловливается идеальным подбором цвета камней и мастерс­ким использованием их однородного рисунка. Прекрасные образцы флорентийской мозаики итальянских мастеров XVI XVII вв. экспонируются в Эрмитаже, среди них — мозаичные плакетки «Благовещение» (XVI в.) и «Святой Бонавентура» (XVII в.). В мозаике используются как твердые камни (яшма, агат, кахолонг), так и мягкие материалы (мрамор, перламутр). В России первые работы в технике флорентийской мозаики были созданы в XVIII в. Сохранились столики, выполненные из амазонита и письменного гранита (Государственный Эрмитаж).

В Европе в течение многих столетий центром обработки камня, главным образом агата и халцедона, были два поселения Идар и Обершгайн на р. Наэ (Германия). Время возникновения здесь первых мастерских точно неизвестно, предположительно это средневековье, возможно и римская эпоха. Приблизительно до 30-х годов XIX в. мастера исполь­зовали местное сырье. К тому времени его запасы уже истощились. С открытием месторождений в Уругвае и Бра­зилии мастерские перешли на привозной камень. Здесь широко применялось искусственное прокрашивание агатов, технология которого была известна еще древним римлянам. В насто­ящее время город Идар-Оберштайн является крупнейшим промышленным и геммологическим центром в Европе.

В эпоху Ренессанса в Германии, Италии и Франции интенсивно развивалось камнерезное и ювелирное дело. Ис­тория знаег имена крупнейших мастеров-ювелиров того време­ни. Среди них прекрасный резчик по камню Лука Килиан, которого не случайно называют немецким Пирготелем. Ма­стера Аугсбурга, Нюренберга и других городов создавали шедевры камнерезного и ювелирного искусства по рисункам известных художников — Дюрера, Гольбейна-младшего и др.

Из английских резчиков по камню нельзя не упомянуть братьев Уильяма и Чарльза Браунов. Геммы их работы есть в коллекции Эрмитажа в Ленинграде.

Наиболее древним из известных на территории СССР резным изделиям статуэткам мамонта, носорога, лошади и медведя из мергеля—20 тыс. лет.

На Кольском полуострове большой интерес представляют археологические находки на месте поселения Устье Дроздовки (середина IV тысячелетия до н. э.): на площадке, засыпанной красной охрой, найдено навершие в виде головки птицы из агальматолита с мастерской проработкой деталей. Обломки наверший из того же материала обнаружены на стоянке Маяк, а в поселении Нерпичья Губа II голова белого медведя и заглаженная галька со сложным узором (также из агаль­матолита). Среди ювелирных изделий с драгоценными камнями самыми древними на территории СССР считаются найденные в захоронении у г. Триолети (XV в. до н. э.) и Ахалгорийский клад в Грузии (VI V вв. до н. э.). В Лиепайском краеведческом музее хранятся украшения из янтаря, относимые археологами к 1500 400 гг. до н.э.

При раскопках главной резиденции скифских царей близ г. Симферополя обнаружены рельефы из мрамора и множество бытовых предметов и ювелирных украшений (кольца, бусы, 28 медальоны) с сердоликами, халцедоном, аметистом, гранатом (III - II вв. до н.э.). Одним из интереснейших памятников искусства античного Херсонеса (I в. до н. э.) является моза­ичный пол; мозаика, выполненная из цветной гальки, изоб­ражает молодых купальщиц.

Большая часть археологических находок камнерезных и юве­лирных изделий с камнями в пределах РСФСР, Украины п Белоруссии, в частности в Полесье, сделана на месте поселений древних славян и относится уже к новому времени (позднее I в. н. э.). Плиний писал, что в Скифии добывают «золотистые горящие камешки»; вероятно, он имел в виду янтарь, который уже тогда вывозили в Западную Европу и Азию. В то время в некоторых странах изделия из янтаря служили эквивалентами золотых и серебряных монет.

На Черноморском побережье (Крым, Кавказ), где в начале 1 тысячелетия находились греческие колонии, развивалась самобытная греческая культура, оказавшая заметное влияние па соседние племена. В некрополях древних городов (Ольвии, Херсонеса, Пантикапея, Фанагории и Горгипии) обнаружено более 60 гемм италийских мастеров от времени поздней республики до последнего столетия империи. С I в. до н. э. до I в. н. э. появляются геммы боспорских мастеров, сначала в Пантикапее. Во II III вв. уже работали мастерские в Херсонесе. Наряду с традиционным сердоликом здесь использовались местные красная и желтая яшмы (яшмоиды). В ра­ботах этого периода заметен отход от классических античных фадиций: происходит огрубление образов, появляются вполне демократические сюжеты (рыбаки на утлом суденышке, парные супружеские портреты горожан и др.). В IV в. в геммы начинает внедряться христианская символика.

В центральных районах европейской части СССР очевидно влияние среднеазиатских (Ирана, Хорезма) и кавказских куль­тур. При археологических работах в древних захоронениях (V— VIII вв.) Прикамья обнаружены характерные камни Восто­ка бирюза, хрусталь, плазма, празем, лазурит (в бусах, браслетах, подвесках и др.).

Для характеристики русского ювелирного и камнерезного искусства VIII XV вв. мы располагаем сравнительно немно­гими памятниками. Судя по работам мастеров Владимира, Суздаля, Новгорода, Рязани, в XII—XV вв. предпочтение отдавалось золоту и серебру, часто в сочетании с эмалью. Среди используемых камней следует отметить гранат, аметист, халцедон, речной жемчуг.

Одним из выдающихся памятников культуры Руси является потир из красной яшмы, украшенный кабошонами из разных камней (1329 г.), принадлежавший новтородскому епископу Моисею, и яшмовый потир (1449 г.) Василия Темного работы известного мастера того времени Ивана Фомина (Оружейная палата Московского Кремля).

Шедевром ювелирного искусства XVI в. является оклад иконы «Одигитрия», поражающий тонкостью и изысканностью скального орнамента из золота, великолепно сочетающегося с эмалью нежных тонов и камнями аметистом, гранатом, изумрудом и жемчугом (Оружейная палата).

В перстнях и печатях XVI —XVII вв. встречаются нефрит, сердолик, яшмы, горный хрусталь, бирюза. В то же время и позже камни широко использовались для изготовления пуговиц. Грушевидные, круглые, веретенообразные пуговицы из агата, яшмы, малахита, сердолика и драгоценных камней украшали одежду и высоко ценились наряду с золотыми и серебряными.

В XVII —XVIII вв. родилась русская мозаика, используемая главным образом в крупных объемных формах прикладного искусства. Классическими произведениями, выполненными в технике русской мозаики, являются четыре колонны из яшмы в Государственном Эрмитаже, яшмовая чаша — ваза перед входом во Дворцовую церковь, колонны и вазы Малахитового зала в Государственном Эрмитаже.

Русская мозаика набирается из кусочков различных размеров с криволинейной поверхностью. К русской мозаике относится и малая скульптура из разных цветных камней, малахитовые шкатулки и др.

Расцвет русской малахитовой мозаики приходится на вто­рую четверть XIX в. и в значительной мере обязан прекрасным мастерам камнерезам Ф. Марину, Е. Зимину, Илье и Андрею Козьминым. Василию и Петру Докторовым, Д. Семенову и др.

Разновидность русской мозаики накладная мозаика, когда объемные детали композиции («ветка рябины», «гроздь виног­рада») накладываются на готовое изделие из камня (блюдо, вазу, плоскую пластину любой формы).

В XVIII в. в европейском ювелирном искусстве появился своеобразный вид изделий букеты-цветы из драгоценных камней в вазочках, стаканчиках из камня, часто из горного хрусталя. Четыре таких букета хранятся в Эрмитаже.

В это время в России началось бурное развитие камнерез­ного и ювелирного искусства (в том числе глиптики), обус­ловленное открытием месторождений цветных камней на Урале и в Сибири. В первой половине XVIII в. образовались три крупных камнеобрабатывающих центра: Петергофская граниль­ная фабрика, Екатеринбургская (ныне Свердловская) и Колы- ванская шлифовальные фабрики. Стали известны имена талант­ливых резчиков С. В. Васильева, О. А. Алексеева и др.

В XIX в. Петергофская и Екатеринбургская фабрики начали выпускать каменные цветы и разнообразные плоды для украшения столешниц, пресс-папье и других изделий в менее совершенном исполнении, так как это была массовая продук­ция. Известно, что впоследствии некоторые из мастеров этих фабрик работали у Фаберже. Хорошо известна малая настольная скульптура из камня, созвучная деревянной и фарфоровой скульптуре завода Попова: городовые, балалаечники, водовозы .

В коллекции Государственного Исторического музея хранится фигурка маляра с ведром и кистями за спиной, п перепачканном краской костюме, прекрасно переданным  пестроцветной яшмой.

В 1851 г. Россия приняла участие во Всемирной выставке, приводившейся в Лондоне. Экспозиция русских, в которой помимо традиционных драгоценностей, таких как великолепные рубины графини Воронцовой-Дашковой и самоцветы коллекции Демидова, был в изобилии представлен малахит, произвела настоящий фурор. Вот что писали в «Обозрении Лондонской Всемирной выставки»: «Переход от брошки, которую украшает малахит как драгоценный камень, к колос­сальным дверям казался непостижимым: отказывались, что эти двери были сделаны из того же материала, который привыкли считать драгоценностью».

Среди выдающихся уральских мастеров прошлого века нельзя не вспомнить потомственного камнереза, талантливого художника Я. Коковина выпускника Петербургской Академии художеств.

Мировой известностью пользовался и петербургский ювелир Карл Фаберже. Его работы, появившиеся на выставке н 80-е годы XIX в., сразу завоевали популярность, до сих пор привлекая внимание не только исследователей и коллек­ционеров, но и широкой публики. Фаберже наследовал культуру н традиции русских мастеров XVIII в. Известно, что для знакомства с уральским камнерезным делом ведущий художник фирмы швейцарец Ф. Бирбаум был командирован в Екатерин­бург и Колывань, где и собрал большое количество цветного камня и изделий. Ассортимент камнерезных и ювелирных изделий, выпускаемых в то время, был весьма обширен и характерен: от крупных сложных произведений ювелирного искусства с сюрпризами до маленьких изящных подвесок; шкатулки, табакерки, портсигары, туалетные приборы, несес­серы, часы, фигурки животных, птиц, людей, вазы, чаши, мужские и женские ювелирные украшения, пасхальные яйца и другие поделки.

Фаберже прославился изготовляемыми его фирмой пасхаль­ными яйцами, отличающимися новизной художественного ре­шения сюжетной стороной, различными секретами, высокой и сложной техникой исполнения. Над одним таким изделием ювелир работал целый год.

В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже Фаберже стал обладателем высшей награды «Гран При» и ордена Почетного Легиона. Парижские ювелиры признали его Мэтром.

 После выставки 1904 г. в Лондоне, где Фаберже представил разнообразные фигурки зверюшек, началось массовое увлечение анималистическим направлением, что, видимо, было в зна­чительной степени спровоцировано заказом английской коро­левской четы «портретов» птиц, зверей и домашних животных.

Среди крупных ювелиров, работавших на фирме Фаберже, выделялись Эрик Коллин, Михаил Перхин, Август Хольмстрем, Август Хольмиг и др. К XX в. на фирме в Петербурге работали более двадцати художников, ведущими были Алек­сандр Ивашов, Евгений Якобсон, Хуго Эбург, Зосим Критский, Василий Зуев и др. В Московском отделении были свои художники: Михаил Иванов, Навозов, Козлов, Кострюков и др.

Наследие Фаберже огромно. Большая часть его работ находится за рубежом в музейных и частных коллекциях и только около трехсот — в музеях нашей страны.

Многие прекрасные произведения художников-ювелиров прошлых веков наряду с наиболее выдающимися современными изделиями хранятся в государственном собрании уникальных драгоценных камней и произведений ювелирного искусства, имеющих историческую художественную и материальную цен­ность, в Алмазном Фонде СССР.

В основе коллекции драгоценности русского императорс­кого двора, до революции хранившиеся в Бриллиантовой комнате Зимнего Дворца. Эта коллекция считается самой большой в мире, ей 150 лет.

Исторической частью Алмазного фонда СССР являются уникальные драгоценные камни, известные как «Семь ис­торических камней» или «Семь чудес Алмазного фонда», к которым относится и огромный колумбийский изумруд массой 136,25 кар (размер камня 3,60 х 3,25 см). Уникален он тем, что при такой величине абсолютно бездефектен и про­зрачен. Найден был в XVI XVII вв., точная дата находки неизвестна. Брошь была сделана в XIX в. Изумруд оправлен бриллиантами. Несмотря на крупный размер камня брошь необыкновенно изящна.

Шедевр ювелирного мастерства начала XIX в., также хра­нящийся в Алмазном фонде, эгрет-портбукет для украшения женской прически, свободная асимметричная композиция из пышных бриллиантовых ветвей, завершающихся цветами и бу­тонами из цейлонских сапфиров разной величины, тонов и оттенков. Особенно прекрасны два сапфира, выделяющиеся среди других величиной (65 и 30 кар) и идеальной синей окраской.

Характерны по стилю более старинные (1764 г.) ювелирные изделия, выполненные петербургским ювелиром Пфисгерром,— бантсквалаж с красной шпинелью и бриллиантами и серьги.

Историческими источниками сведений о камнях служат нам сейчас труды авторов древних эпох, средневековья, периодов новой истории. Среди дошедших до нас работ большой интерес представляют «Сан-Хей-Дин» (Китай, XX в. нэ.) и «Веды» (Индия, XI—X вв. до н. э.), труды греческого натуралиста Аристотеля (IV в. до н. э.) и его ученика (IV III в. до н.э.), римского географа Страбона (I и ю п. э. -1 в. н. э.).

( середины I в. н. э. до раннего средневековья главным пи ори гетом в зарождающихся науках о камнях был Галийский Секунд, известный как Плиний Старший (23 - 79 гг.),  «Естественной истории» в 37 томах, из которых 7посвящено минералогии. В своем энциклопедическом труде использовал сочинения о драгоценных камнях Кал­ик.

Не менее интересны многочисленные труды о камнях более тмднего времени Г. Бауэра (Агрикола), Парацельса и Д. Кардано (XV—XVI вв.). Изобилует историческими дан­ными работа русского журналиста М. И. Пыляева (1896 г.).

Новая эпоха в истории культуры -XX в. период первой мировой войны, годы революции и последующее время наменуется в целом упадком камнерезного и ювелирного искусства: сокращается ассортимент изделий, снижаются их художественные качества. Механизированное производство насыщает внутренний рынок главным образом тиражированными изделиями из золота и синтетических камней, рассчитанными преимущественно на невзыскательный вкус обывателя. Безус­ловно, и в этот период были отдельные талантливые мастера, которые, однако, не «делали погоды» в целом. Некоторые из них, потомки старых мастеров, например, уральский камнерез В. А. Семенов, династии Татауровых, хорошо извест­ная на Урале, и более молодая Кузнецовых, мастера  Д. Иванова, а также художники-камнерезы Ф. А. Солобоев, Л Порозакова, Ю. Григорьев, в Ленинграде —И. П. Андреев, К). Дацюк, Ю. Золотов, А. Платонов, Е. И. Артемьев, прекрас­ный мозаичист А. И. Бойков и др.

В конце 60 — начале 70-х гг. стал намечаться подъем камнерезного и ювелирного производства, появились мозаич­ные работы. Шла ревизия старых месторождений, начались активные поиски новых. Однако природные камни не рассчитаны на поточный метод промышленного производ­ства, на жесткую регламентацию качества сырья, диктуемую автоматизированным способом обработки. В результате ог­ромны потери камня при разбраковке и обогащении сырья, в процессе обработки. Старая культура утрачивалась, новая не дала желаемых результатов. К счастью, не перевелись в России народные таланты, любители, поклонники красоты природного камня, не раз демонстрировавшие на своих выставках великолепные работы.

К числу талантливых профессиональных мастеров относится Заслуженный художник РСФСР В. В. Коноваленко, создавший галерею характерных образных портретов в настольной скуль­птуре, глубоко русских, светящихся то добрым юмором, то болью, то сарказмом: «Рыбаки», «В знойный полдень», «Бражники», «Шарманка», «Царевооко» и др.

Хорошо известны москвичам каменные миниатюры Н. В. Князевой, А. Н. Коробкова, А. А. Митрошина разнооб­разные пейзажи, имитированные самой природой: мрачновато- багряный закат (яшма) и удивительно нежный розовый восход (агат), скала с одинокой сосной у обрыва (яшмоид) и др.. Прекрасны пейзажные камни-миниатюры алма­атинца Ибрагимова.

Немалые трудности возникают на пути художника-мозаичиста в подборе камней нужной цветовой гаммы, сочета­ющихся цветов. Угадываемый образ требует, пожалуй, лишь корректировки, художник дополняет, домысливает созданное природой. Тут нужен большой такт и острое чувство цвета, чем и отличаются работы В. Л. Литвинова  геолога, поэта, художника.

Иную задачу ставит художник А. С. Верховский, ее под­сказывает другой материал —черная, белая, серая, коричневая морская и речная галька. В них нет недостатка на любых пляжах Крыма, Кавказа и многочисленных горных рек. Казалось бы, все просто, но вот перед нами великолепные портреты внуков художника, академика В. И. Вер­надского —живые лица, характеры, судьбы. Сотни обычных разноцветных галек, положенных рукой художника на единст­венно верное место создают эффект необыкновенно живых, мягких, деликатных по цвету «полотен».

Традиции камнерезного искусства школы Фаберже с успехом продолжают и современные художники. На выставках люби­телей камня блистают маленькие шедевры, возрождающие этот жанр, приобщающий нас к красоте камня. Пеликан из малиново-розового, словно светящегося родонита, нежные тропические рыбки из топаза и аметиста, крошка-тигренок из оникса с зелеными хризолитовыми глазами — чувство камня и формы органично соединены в великолепных работах Е. А. Яхина.

А. Симонов заставил лето длиться вечно в композиции моя няничка букетике рдеющих яшмовых ягодок и белых цветов из кахолонга с сочными зелеными листо­чками из нефрита .

Капельки солнечного янтаря - любовь и труд художницы Г. Ярошенко и супругов Линчевских.

А вот образцы из коллекции Линчевских — янтарная капля увязшим в ней когда-то комариком и изящная рукотворная пчелка, рядом бабочка махаон с тонкими почти прозрачными крылышками из агата.

Среди камнерезных изделий особое место занимают геммы. Родившееся в глубокой древности в государствах среднеземноморского бассейна, искусство глиптики периодически воз­рождалось в разные эпохи и разных странах. Наступило время ее возрождения и в нашей стране. Прекрасны работы  художников В. К. Спидченко , В. Г. Рыбинского и др.

В жанре глиптики выступил также и автор «Пеликана»  Л. Яхин с камеями из бивня мамонта и раковин. Своеобразны крупные геммы Н. Б. и Б. Б. Скубенко.

Подчас художнику нужен не только вкус и мастерство, камень заставляет углубиться в историю. Немало интересного и i области древней культуры доколумбовой Америки узнали упруги Д. Я. и В. М. Гросман, прежде чем воссоздали стиль ацтеков в двуглавом мозаичном змее из бирюзы и гарнитуре из гагата, бирюзы и коралла в металле.

Не менее древнее, чем глиптика, искусство инкрустации тмродилось не только в «змее» супругов Гросман; блестяще выполняет тончайшие инкрустации В. Морозов (маникюрный набор перламутр по мрамору и брошь—тигровый глаз по I агату).

Самобытен и ярок талант В. Ю. Рябцева. Его крупные шкатулки круглые кварцевые жеоды, распиленные пополам обрамленные металлом. Вот открывается шкатулка-ларец и возникает новый и неожиданный образ — таинственно поблескивающие щетки кристаллов горного хрусталя или мориона, как волшебный ковер выстилающие стенки полости.

Нельзя пройти мимо настольной лампы художника В. Г. Болкунова. Как в цветном калейдоскопе меркнут и вспы­хивают грани вращающегося светильника: промелькнет то фиолетовый флюорит, то зеленый нефрит, то янгарно-желтый кальцитовый оникс, то свегло-дымчагый льдистый кварц.

Видимо, к нетрадиционным сочетаниям материалов в произ­ведениях прикладного искусства следует отнести дерево и ка­мень, которые художнику-любителю J1. Н. Гущину удалось талантливо соединить в своих работах — шкатулках «Хаджи Мурат» и «Лето» и деревянной скульптуре «Черная скала». Здесь разные сорта дерева (липа, белая акация, кипарис), камень (нефрит, кахолонг, гранат и др.) и металл (рукоятка кинжала, замочек-подкова, головка бабочки) удивительно ор­ганично сочетаются. Выдержанная идея, строгий вкус и от­точенное мастерство делают эти вещи по-настоящему художест­венными.

Радует глаз яркое разноцветье орской яшмы — маленькие (1 -2 см ) квадратики, параллелограммы, полукружья образцы из коллекции художника-ювелира Л. Ситниковой, собранные ею в щебенке придорожной канавы неподалеку от месторож­дения г. Полковник. Каждый образец — готовая вставка в юве­лирное изделие (кольцо, брошь, кулон и др.). А вот неожиданно маленькая друзочка пирита заиграла всеми своими гранями в «рефлекторе» прекрасной гривны «Галактика» работы худож­ницы А. Е. Ярошенко.

Есть еще один вид общения с камнем, может быть, самый благодатный — увидеть красоту в необработанном камне, в при­родных кристаллах, в их симметрии, многоцветьи.

Коллекционирование природных декоративных образцов тоже своего рода искусство. Коллекционеров привлекает прежде всего красота камня. Каждый человек находит ее и видит по-своему, как и художник.

 И в этом особое преимущество частных коллекций. А ведь коллекционирование -древнейшее занятие. Как показывают археологические раскопки, в жилищах наших древних предков встречаются не только каменные предметы утилитарного назначения, но и «коллекции» цветных галек, кальцитовых «роз», сталактитов. Может быть, древнего человека тоже привлекала их красота?

 


Корзина  

(пустая)

Новые товары

В данный момент новых товаров нет